Анекдоты про евреев

Приходит новый учитель в класс:
— Меня зовут Абрам Давидович, я либерал. А теперь все вставайте по очереди и представляйтесь так же как и я…
— Меня зовут Маша, я либералка…
— Меня зовут Степа, я либерал…
— Меня Вовочка, я сталинист.
— Вовочка, почему ты сталинист?!
— Моя мама сталинистка, мой папа сталинист, мои друзья сталинисты и я тоже сталинист.
— Вовочка, а если бы твоя мама была проституткой, твой папа — наркоманом, а друзья — пид*рами, кем бы ты тогда был?!
— Тогда бы я был либералом.

Поляк приходит в костел на исповедь и говорит священнику:
— Пан ксендз, я согрешил.
— В чем заключается грех, сын мой?
— Я обманул еврея…
Ксендз после короткого раздумья:
— Это не грех, сын мой. Это чудо!

Один русский — дурак, два русских — драка, три — очередь за водкой;
Один англичанин — джентльмен, два англичанина — бокс, три — парламент;
Один француз — любовник, два француза — дуэль, три — Великая Французская Революция;
Один еврей — лавка, два еврея — чемпионат мира по шахматам, три — оркестр русских народных инструментов;
Один хохол — жлоб, два хохла — партизанский отряд, три — партизанский отряд с предателем.

Древняя Спарта. Царь перед опочивальней жены ждет рождения наследника. Стоит гробовая тишина.
Вдруг раздаются крики акушерки:
— Мальчик! Родился мальчик!
Все:
— Ура! У царя родился наследник! Слава царю! Слава наследнику!
Радостному царю на руки дают сына. Но по древнему обычаю нужно положить младенца возле меча и игрушки. Если ребенок потянется к мечу — значит это будет хороший царь и воин, а если к игрушке — тогда ничего путного из него не выйдет и младенца придется бросить в пропасть.
Царь с волнением ложит сына между мечом и куклой. Никто из присутствующих не смеет и пошевелится. Вдруг ребенок протягивает руку и… хватает ею за кошелек царя.
Все в непонятке смотрят друг на друга, а царь садится в кресло и устало говорит:
— Приведите ко мне Рабиновича!

Умирает жена у старого еврея.
— Абрам, ты женишься после моей смерти?
— Нет, Сарочка, что ты, не женюсь.
— Но почему, ты же еще мужик хоть куда?
— Потому что лучше тебя мне не найти…. А такую же я не хочу.

— Изя, моей Саре секс нужен каждый день! А я уже не молод, я так больше не могу!
— Абрам, я тебя еще много лет назад предупреждал: не женись на некрасивой женщине, тебе никто помогать не будет!

— Скажите, ребе, это большой грех, что у моей Сарочки ребёнок родился до свадьбы?
— Какой там грех! Откуда ребёнок мог знать, когда свадьба?

Поехал класс в колхоз. Все на поле работают, один Абрам стоит в поле и вертит в руках лопату. К нему подходит учитель:
— Абрам, ты почему не работаешь?
— Да вот понимаете никак не могу найти где у лопаты мотор.
— Где ты видел лопату с мотором?
— А где вы видели еврея с лопатой?

Поймал Мойша золотую рыбку. Она ему:
— Отпусти, исполню три твоих желания!
— Так, хочу виллу на Канарах, 20 миллионов евро в швейцарском банке и гарем из 20-ти шикарных блондинок. Это раз…

Муж стоит и смотрит в окно. Вдруг он кричит:
— Соня, вот идет женщина, которую любит Рабинович!
Жена роняет тарелку, спотыкается о порог, бросается к окну:
— Где, где?
— Да вон, на углу, в синем платье.
— Идиот, это же его жена!
— А я что сказал?

Раввин по окончании молитвы в синагоге обращается к евреям:
— Люди! Я понял, почему нас русские не любят! Мы не умеем пить водку. Вот завтра пусть каждый принесет по бутылке водки, все выльем в общий котел — и будем учиться пить.
Абрам приходит домой, говорит Саре:
— Завтра надо принести бутылку…
Сара ему отвечает:
— А ты, Абрам, возьми бутылку воды. Полный котел водки — кто же там заметит?
Так и сделал. На следующий день подходят евреи по очереди к котлу, каждый выливает водку. Раввин берет поварешку, размешивает, зачерпывает, пробует… Грустным взглядом обводит синаногу и говорит:
— Да… Вот за это нас русские и не любят…

Рабинович, сколько денег ты положил в конверт к молодоженам?
— А разве конверт уже ничего не стоит?

Выходит девушка замуж за религиозного еврея. Накануне свадьбы встречается она с раввином. Он ей говорит:
— Еврейская религия очень своеобразна. Мужчина и женщина все делают раздельно. Синагогу посещают отдельно, даже танцевать вместе нельзя. Она (опустив глаза):
— А сексом заниматься можно?
— Можно.
— А оральным?
— Можно.
— А на боку?
— Можно.
— А сидя?
— Можно.
— А стоя?
— Нельзя.
— Почему???
— Может в танец перейти.

Илья Муромец выходит в поле, руку к глазам, вдаль смотрит… Мимо Мойша на осле едет:
— Чего, Илья Муромец, смотришь?
— Да вот, Мойша, смотрю — где жить хорошо.
— Хорошо, Ильюша, там где нас нет…
— Вот я и смотрю, где вас нет.

— Рядовой Рабинович, какие вы предпримете шаги, если окажетесь один на один с противником?
— Большие!

Почему евреи празднуют Новый год осенью?
— Осенью ёлки дешёвые.

Еврейская семья возвращается из пригорода в Нью-Йорк, отец останавливает такси:
— Сколько стоит проезд до центра Нью-Йорка?
— С вас и жены по 20 долларов, а детей провезу бесплатно.
— Яша, Лева, Сара, Циля, лезьте в машину, а мы с мамой прогуляемся пешком.

Абрам приходит к своему соседу и обращается с просьбой:
— Мойша у меня дома будет обыск подержи в своем сейфе все мои деньги.
Сосед:
— Жена, дети сюда! Видите сосед пришел, деньги принес, я их взял, пересчитал, в сейфе закрыл!
Жена и дети:
— Да, Да видели.
Мойша отправляет жену и детей по своим делам, Абрам уходит. Через неделю Абрам вновь приходит к соседу.
Абрам:
— Мойша спасибо тебе, обыск у меня прошел, ничего не нашли, верни пожалуйста мои деньги.
Мойша:
— Жена, дети сюда! К нам сосед неделю назад приходил?
Жена и дети:
— Нет!
— Деньги приносил?
— Нет!
— Я их брал, пересчитывал, в сейф ложил?
Жена и дети:
— Нет! Нет!
Мойша опять отправляет всю семью по своим делам, а сам открывает сейф и отдает все деньги Абраму.
Абрам, недоумевая:
— А спектакль зачем?
Мойша спокойным ровным голосом отвечает:
— Видишь с какими сволочами приходиться жить!

В Одессе умер Изя. Родственники решают, как бы подешевле сообщить об этом печальном событии родным в Израиль. Придумали и послали телеграмму: "Изя — всё". Через неделю приходит ответная телеграмма: "Ой".

В нью-йоркской подземке Рабинович замечает, что его сосед по скамейке, негр, сидит и читает газету на иврите.
Он дружелюбно пихает негра в бок и спрашивает:
— Ну ты, тебе, что, мало быть просто негром?

Рабинович! Вы уклонились от уплаты налогов так, как в суде рассказывал прокурор?
— Совсем нет. Но его схема очень заслуживает внимания…

На одесской таможне.
— Что вы везёте, гражданин Рабинович? Оружие, наркотики есть?
— Сейчас я посмотрю, просто мне мама чемодан собирала…

Праздничная манифестация. Абрам идет среди манифестантов громко скандируя:
— Пламенный привет, Думе, пламенный привет Правительству.
Сразу же вопрос от соседа:
— И давно ты их так полюбил?
— Нет — отвечает Абрам — Но не могу же просто им сказать, чтобы они сгорели.

Рабиновича спрашивают:
— Что такое семейная гармония?
— Это когда я — заведующий магазином, жена — бухгалтер, дочь — продавец, тесть — экспедитор, а тёща — ревизор.

Голландец пришел к священнику исповедоваться:
— Святой отец, грешен я.
— В чем, сын мой?
— Спрятал я у себя в погребе во время второй мировой одного еврея.
— Так это не грех, сын мой.
— Но видите ли отче, я за это брал с него по 20 гульденов в неделю.
— А вот это грех, хотя и не такой большой. Но раз раскаиваешься, ступай себе с миром.
— Спасибо, святой отец. У меня еще вопрос.
— Слушаю, сын мой.
— Раз уж на то пошло, наверное теперь нужно рассказать этому еврею, что война кончилась?

Богатая еврейская пара решила провести отпуск в Австралии и полетели туда на собственном самолете. По дороге в самолете отказали мотор и рация и им с огромными сложностями пришлось приземлиться на необитаемом острове посреди океана.
Первый шок прошел и мужчина спрашивает:
— Сара, а скажи-ка мне, там перед отлетом звонили из Еврейского Агентства, просили деньги для Тель-Авивского университета. Ты им послала чек?
— Нет, Соломон, все собиралась и забыла.
— А приходило письмо из Любавической Синагоги — они просили помочь с ремонтом. Ты им что-то платила?
— Извини, дорогой, замоталась и как-то вылетело из головы.
— А там лежало на тумбочке обращение Сионистского Комитета с просьбой пожертвовать деньги на репатриацию в Израиль — ты им ответила?
— Тоже нет, думала после приезда. Извини, Соломон! Муж бросается к жене с горячими поцелуями.
Она:
— Что, дорогой, что случилось? Ты меня раньше так никогда не целовал!
— Сара, они нас найдут!!!

Продают рыбу, живую, в бочке. Абрам спрашивает.
— У вас свежая рыба?
— Ты что, не видишь, она жива.
Абрам говорит:
— У меня Сара тоже живая, но не свежая.

Со временем Рабинович достиг уже такого возраста, шо ему стали нравиться не только молодые одесские девушки, но и их мамы тоже. А иногда и бабушки…

Мать-еврейка зовет сына обедать:
— Моня, иди курку есть, а то остынет.
Моня приходит недовольный и говорит матери:
— Мама мы же евреи, мы должны выглядеть богато. В следующий раз, когда будешь звать на обед, говори: "Моня, иди есть черную икру ложками".
На следующий день мать зовет сына обедать:
— Моня, иди есть черную икру ложками, а то остынет.

В отдел кадров одной московской конторы приходит Рабинович и просит принять на работу. Начальник отдела кадров говорит:
— Знаете, молодой человек, у нас тут сотрудник умер. Очень уважали в коллективе. Вот, давайте, как испытание вам: сможете устроить его на Новодевичье кладбище, возьмем вас на работу. Ну а уж если нет, то и нет.
— Договорились, — говорит Рабинович и убегает.
Назавтра звонит в отдел кадров:
— Так, записывайте. Есть семь мест на Новодевичьем, три у Кремлевской стены и два места в Мавзолее. Готовьте людей!

— Чем отличается англичанин от еврея?
— Англичанин уходит и не прощается, а еврей прощается и не уходит.

Едут в поезде хохол и еврей. Хохол сало жрет, а еврей селедочную головку достает и давай грызть. Хохол:
— Ты чего?
— Да видишь ли в ней мозги, я погрызу-погрызу и поумнею.
— Да ну!!!
— А от твоего сала какой прок!
— Слушай давай меняться!
Ну вот, сидит еврей сало потребляет, а хохол погрыз головку, потом посмотрел так на еврея:
— Ах ты сука! Ты ж меня пидманув!!!
— А-а-а-а! Вот видишь — поумнел!

— Здравствуйте, мосье Рабинович, как ваши дела?
— Помаленьку, мосье Гольдберг, а ваши?
— Тоже так потихоньку. У меня к вам интересное дельце. Для вас есть роскошная невеста — молодая вдова, редкой красоты, очень серьезная. И невинная.
— Как невинная? Вы же сказали, что она вдова.
— Ой, одно слово что вдова, это было так давно, она уже все забыла!

— Сема, вы были вчера на похоронах Рабиновича?
— Да.
— И как все прошло?
— … Не ожил…

— Почему в Одессе еврейская больница и еврейское кладбище есть, а еврейского роддома нет?
— Потому что в Одессе евреями не рождаются — евреями становятся.

Привет Изя, как поживаешь?
— Привет Абрам, от меня таки Циля ушла…
— Купи таки бутылку водки и утопи свое горе.
— Не вийдет.
— А шо так, денег нету?
— Деньги таки есть, горя нету…

Приходит Абрам к Василию Ивановичу и просит принять его в отряд. Василий Иванович спрашивает у Петьки:
Петька, что будем делать? Как же нам его отшить?
Петька посоветовал:
— Дай-ка ему, Василий Иванович, для проверки задание потрудней, он не выполнит его, а мы откажем ему в приеме.
Василий Иванович:
— Здорово ты придумал, Петька! Ну-ка, Абрам, вот тебе проверочное задание — надо добыть вражеское знамя!
Абрам кивает головой и уходит. На следующее утро Абрам стучится к Василию Ивановичу:
— Василий Иванович, вот тебе вражеское знамя!
Василий Иванович (изумленно):
— Как же ты его достал?
Абрам:
— Да на наше обменял!

— Фима, шо Вам сказать, когда женщина говорит о надежном мужском плече, то, как правило, имеет в виду шею.

— А вы слыхали, какое пугало Рабинович поставил у себя на огороде?
— Нет, а какое?
— До того страшное, что вороны вернули урожай за прошлый год!

Водил Моисей по пустыне евреев 10 лет. Привел куда-то и спрашивает:
— Нравится вам здесь?
Евреи отвечают:
— Нет, здесь чем-то пахнет.
Водил он их еще 10 лет. Привел куда-то и спрашивает:
— Нравится вам тут?
Евреи отвечают:
— Нет, здесь чем-то пахнет.
Пошли они опять. Через 20 лет приводит он их куда-то и спрашивает:
— Нравится здесь вам?
Они отвечают:
— Нравится.
Теперь у арабов нефть, а у евреев и не пахнет.

С утра в одесском дворе на асфальте появилась надпись: "Все мужики сволочи!". Ниже кто-то дописал: "Вы, Сара Абрамовна, тоже не подарок".

— Скажите, миллион — это много или мало?
— Фима, это зависит от того, хочешь ты его заработать или потратить…

Рабинович, как дела?
— Ничем порадовать не могу. Все хорошо.

— Фима! Вы слышали новость? Рабиновича ограбили! Вынесли из квартиры все!
— Так он им все и отдал…
— Его раскаленным утюгом пытали!
— Шо вы говорите! Так ему еще и за свет намотало?

Рабиновича не берут на работу несмотря на то, что он русский.
— С такой фамилией я лучше еврея возьму! — говорит начальник.

Встречаются два еврея:
— О давно не виделись!
— Как дела, как жизнь?
— Абрам, а пойдем в ресторан, отметим встречу?
— А кто платит?
— Видишь фонтан, давай головами занырнем туда, кто первый высунет голову, тот и платит!
На следующий день, в газете, на первой странице напечатали: "Вчера в центре города, в фонтане утонули два еврея…"

Яша Рабинович стал известным пчеловодом после того, как однажды пчела ужалила его в х*й, после чего его жена Сарочка таки подарила ему пасеку.

Музыку выдумали евреи, чтобы не работать…

1920 год. Рабинович приходит к ребе.
— Ребе! Меня заставляют вступать в колхоз, а я не знаю, вступать или нет?
В этот момент вбегает Сара в подвенечном платье, отталкивает Рабиновича, обращается к ребе:
— Скорее! Я прямо со свадьбы! Сегодня первая брачная ночь! Ребе, скажите, мне в рубашке ложиться или без рубашки?
— В рубашке или без рубашки, все равно тебя вы*бут… И к вам, Рабинович, это тоже относится.

Сара жалуется маме:
— Мама, вы представляете, уже медовый месяц заканчивается, а Абрам меня ни разу не имел, прям и не знаю, что такое.
— Не может такого быть.
— Ну не верите, можете сегодня ближе к ночи проверить.
Дело ближе к ночи, мама на стреме, в замочную скважину видит такую картину: лежат Сара и Абрам, на кровати, включен торшер, Абрам в одной руке держит книгу, читает ее, другой рукой ласкает жену, шея, грудь, живот, дошел до "этого" места, ну мать засмущалась, и пошла спать. На следующее утро Сара:
— Мама, ну вы видели?
— Да все я видела, дочка, чего ты на своего мужа бочку катишь, такой нежный у тебя, ласковый.
— Да что вы видели мама?
Та ей рассказывает.
— Мама — так вы же самого главного не видели — он же обмакнет палец, перелистывает страницу и читает дальше!


Азербайджанцы Американцы Англичане Грузины Итальянцы Казаки Казахи Китайцы Молдаване Негры Немцы Поляки Про Русских Таджики Татары Украинцы Финны Французы Цыгане Чукча Щведы Эстонцы Японцы