Анекдоты про Чапаева

Идет Василий Иванович, смотрит — на избе новая вывеска: «Медпункт». Удивился, зашел, видит — сидят за столом Петька в белом халате, рядом Анка — медсестра. «Вот, аферисты, они же в медицине ни хрена не понимают! — думает Василий Иванович — Сейчас я их разоблачу…» Петька тем временем спрашивает:
— На что жалуетесь, Василий Иваныч?
Василий Иванович (соображая, что бы придумать):
— Да вот что-то вкус пропал — ничего не чувствую!
Петька кричит:
— Анка, таблетку номер 6 Василий Иванычу!
Василий Иванович разжевал таблетку, поморщился и выплюнул:
— Петька, да это же говно!
Петька:
— Анка, пиши: «Вкус восстановился».
Василий Иванович ушел, злой как черт. На следующий день опять идет мимо, заходит, думает: «Ну, уж сейчас я их разоблачу!». Говорит:
— Что-то у меня с памятью совсем плохо стало, все забываю, ничего не помню. Можете мне помочь?
Петька (бодро):
— А как же, Василий Иваныч! Анка, таблетку номер 6!
Василий Иванович:
— Так это же говно, Петька, ты мне его вчера давал!
Петька:
— Пиши, Анка: «Память восстановилась».

Петька возвращается в полк. Чапаев — ему:
— Петька, ты чего это такой понурый?
— Да вот в военную Академию поступал, и на экзамене провалился.
— Как? Почему это?
— Да вот, спросили меня, кто такой Цезарь, а я возьми и ответь, что это конь из пятого эскадрона.
— Это моя вина, Петька. Пока тебя не было, я же Цезаря в седьмой эскадрон перевел.

Решили Петька с Чапаевым сходить в комнату смеха. Приходят и смотрят рядом комната секса.
— Петька, ты иди в комнату секса, а я пойду в комнату смеха.
Заходит Петька в комнату секса, видит посреди комнаты стоит большой глобус, а наверху глобуса стоит голая баба и надпись: "Кто ко мне заберется, тому я отдамся". Стал Петька карабкаться, шар крутится и Петька все время слетает. Через час Петька выходит, злой, сердитый, а Василий Иванович со смеху умирает.
— Ну, Петька, а теперь давай, ты иди в комнату смеха, а я пойду в комнату секса.
Заходит Петька в комнату смеха. Кругом пусто. Смотрит в стене дырочка. Петька в эту дырочку глядь, а там Василий Иванович на глобус лезет.

Чапаева с Петькой направили в Африку для культурной помощи слаборазвитым странам. Вскоре приезжает комиссия ЦК проверять их работу. Они видят скачущего Чапаева в развевающейся бурке по берегу реки Лимпопо и буксирующего на тросе негра, скользящего по реке на водных лыжах. Комиссия довольна. Она движется дальше и встречает Петьку, который запряг в плуг двух негров и пашет землю.
Комиссия возмущена:
— И это вы называете культурной помощью? Берите пример с товарища Чапаева, катающего негра!
— Не, это Василий Иваныч крокодила на живца ловит!

Василий Иванович возвращается из Москвы: где поступал в Академию. Петька спрашивает:
— Василий Иванович, поступил?
— Нет, Петька, на математике завалили! Дают лист бумаги и говорят: «Изобразите квадратный трехчлен». А я не то чтобы нарисовать, а даже представить себе такую гадость не могу…

Приходит Абрам к Василию Ивановичу и просит принять его в отряд. Василий Иванович спрашивает у Петьки:
— Петька, что будем делать? Как же нам его отшить?
Петька посоветовал:
— Дай-ка ему, Василий Иванович, для проверки задание потрудней, он не выполнит его, а мы откажем ему в приеме.
Василий Иванович:
— Здорово ты придумал, Петька! Ну-ка, Абрам, вот тебе проверочное задание — надо добыть вражеское знамя!
Абрам кивает головой и уходит. На следующее утро Абрам стучится к Василию Ивановичу:
— Василий Иванович, вот тебе вражеское знамя!
Василий Иванович (изумленно):
— Как же ты его достал?
Абрам:
— Да на наше обменял!

Василий Иванович и Петька купили козу. Доят первый день — 3 литра, 2 день — 2 литра, 3 день — 1 литр. Недовольные повели козу к ветеринару. После осмотра он говорит:
— Козел конечно задроченный, но жить будет.

Окружили белые Василия Ивановича с Петькой в лесу. Петька помоложе был да пошустрее, на дерево забрался, а Василий Иванович не смог, за дерево спрятался. Поймали его белые, бить стали. Били, били, устали, сели отдохнуть, самогона выпить. Жалко Петьке Чапаева, слез с дерева.
— Василий Иванович, лезь на дерево, а я на твое место лягу, пусть меня бьют.
Подсадил того на дерево, сам лег на его место. Вскоре подошли белые.
— Ну что, говорит старший, — хватит этого бить, давайте того, который на дереве сидит.

Попал Петька в плен к садистам, посчастливилось ему сбежать. Василий Иванович его и спрашивает, мол как там.
Петька ему говорит:
— Я лучше покажу.
Заводит его в сарай зажимает его член в тиски. Достает пилу.
Василий Иванович с ужасом:
— Ты что садюга пилить будешь?!
— Не-а пилить ты будешь, а я пошел сарай поджигать!..

Учитель в школе спрашивает Вовочку:
Вовочка, скажи, кто такой Василий Иванович Чапаев?
— Предводитель негров.
— Вовочка, почему?
— Так он против белых воевал.

Штирлиц, Вам не кажется, что мы уже где-то встречались?
— Может быть, в сороковом в Польше, группенфюрер?
— Нет, Штирлиц…
— А может быть, в тридцать шестом в Испании, группенфюрер?
— Нет, Штирлиц…
— А может…
— Петька???
— Василий Иванович!!!

Пошел Петька учиться в автошколу. Ну, отучился, вернулся, а Василий Иваныч решил его проверить. Ну, сели они в машину, едут.
Василий Иванович:
— Петька! Это какой знак?
Петька:
— Ну, такой-то.
Василий Иванович:
— Петька! А это какой знак?
Петька:
— Ну, такой-то.
Василий Иваныч думает, как бы Петьку на*бать?
Василий Иванович:
— Петька! Останови, я в магазин сбегаю!
А сам за угол, и поставил знак, на котором нарисовал член с яйцами.
Сели, дальше едут.
Василий Иванович:
— Петька! А это чего за знак такой?
Петька:
— Здесь, Василий Иваныч, дорога х*евая, яйца отбить можно!

В вагоне поезда, с трудом найдя среди толпы мешочников место, Василий Иванович залез на полку, снял сапоги и свесил ноги вниз. Снизу интеллигентная дама его спрашивает:
— Любезный, вы носки-то меняете?
— Только на сало!

Василий Иванович говорит Петьке:
— Петька ты что делаешь?
— Антенну натягиваю!
— Ну и имена нынче пошли.

Василий Иванович с Петькой пошли на спектакль «Лампа Алладина». А Петька перед этим пива попил — ну и в туалет захотелось. Час терпит, полтора часа терпит — не выдержал — выскакивает в коридор, а там двери. Он в первую дверь — касса, во вторую — директор, в третью — бухгалтерия, в четвертую — темно и горшок стоит. Петька к горшку подбегает:
— Ф-ф-ф-у-у-у-у-у-у-у-у!..
Довольный возвращается в зал, а там все лежат от смеха. Петька к Чапаеву, а тот говорит:
— Когда ты, Петька, вышел на сцену — зал подумал, что это такая роль. Когда ты поссал в горшок — зал притих. Когда ты уходил — зал молчал. Но когда из горшка вылез джинн и сказал, что это не роль, а п*здец, и что с завтрашнего дня он объявляет забастовку — зал не выдержал…

На прошлой неделе к трактористу Васе пришёл друг Слава с тремя сотнями рублей. Вернулся Василий домой через неделю, ни жена, ни дети его не узнают… Вот что делает с людьми Слава и деньги!

Василий Иванович и Петька идут по пустыне нашли бутылку, на ней написано "Коньяк". Выпили, пошли дальше. Смотрят еще одна бутылка валяется, тоже написано "Коньяк". Выпили, пошли дальше. Идут уже пьяные, смотрят — еще одна бутылка валяется, не посмотрели, что написано, выпили.
Ночью Петька говорит Василию Ивановичу:
— Слушай, что-то у меня жопа чешется, посмотри что было на бутылке написано!
Тот читает:
— Конский жопорасширитель, одна капля на табун.

— Запомни, Василий, жизнь — это не семга, не осетрина и не красная икра. Жизнь — это килька в томате, максимум — хек.
— С кем это ты, Петрович, разговариваешь?
Кота жизни учу.

Петька допытывается у Чапаева:
— Василий Иваныч, а вот ты два литра водки выпить можешь?
— Конечно могу, Петька, а как выпью — такие идеи задвигаю!
— Василий Иваныч, а травы — целый косяк — можешь скурить?
— Да запросто, как накурюсь — выхожу перед дивизией речи толкать, так прет!
— Обана, Василий Иваныч, а грибов можешь сожрать горсть? А потом, наверное, книги писать тянет, философию всякую, да?
— Не, Петька, грибов, а потом философию — не могу. А вот товарищ Ленин — может!

Василий Иванович, — спрашивает Петька, — а что такое философия?
— Ну-у, Петька, как-бы тебе объяснить подоходчивей… Ну, вот, представь: приходят два человека в баню. Один — чистый, другой — грязный. В бане всего одно ведро воды. Кому первому мыться?
— Ну, наверное,… грязному…
— Да, но после него вода будет грязная…?
— Ну тогда, значит, чистому…?
— А зачем чистому мыться, если он и так чистый?
— Василий Иванович, так это ж какая-то фигня получается…!?
— Вот, Петька, эта самая фигня и называется философия!

Вторая мировая война.
Сидит немецкий снайпер в засаде. Навинтил глушак оптику и периодически выкрикивает:
— Иван!!!
Из окопа высовывается Ваня:
— Чего?
В ответ бабах. Ваня труп.
— Петро!!!
— Аюшки?
Бабах. Петро за ним.
А в соседнем окопе сидит казах и причитает:
— Только не Джумабай! Только не Джумабай!

Василий Иванович возвращается из Москвы от Ленина и дает Петьке приказ:
— Чтобы завтра к утру написал мне роман про мою поездку! Иначе — расстрел!
Встает утром Василий Иванович, видит — на тумбочке у его кровати лежит толстенная книга. «Надо же — успел!» — удивляется Василий Иванович, открывает первую страницу и читает: «И поехал Василий Иванович к Ленину…». «Здорово! Интересно, а чем же Петька закончил?» — Василий Иванович открывает последнюю страницу и читает: «И приехал Василий Иванович к Ленину». «Черт возьми, а что же в книге-то?» — открывает наугад, а там: «Цок-цок, цок-цок, цок-цок…».

Встречает как-то Василия Иваныча Фурманов, и, как обычно, начинает донимать — дескать, темный ты, комдив, и необразованный.
— Вот отгадай, к примеру, Василий Иваныч, загадку. Без окон без дверей — полна горница людей.
Василий Иваныч подумал с минуту и говорит:
— Жопа!
— Нет, Василий Иваныч, это огурец! Или вот еще одна: два конца, два кольца, посредине — гвоздик.
Василий Иваныч задумался на минутку:
— Жопа!
— Эх, Василий Иваныч, темный ты! Ножницы это! — и пошел дальше.
Вскоре встречает Василий Иваныч Петьку:
— Слышь, Петька, мне давеча Фурманов загадку загадал, попробуй отгадать: без окон, без дверей — полна жопа огурцов.
— Василий Иваныч, фигня это какая-то!
— Вот и я думаю — фигня. А Фурманов говорит — ножницы!

Чапаев поступает в институт и проваливает экзамен.
— На чем срезался-то, Василий Иванович?
— На математике.
— А что так?
— Да понимаешь, Петька, спрашивают меня: сколько будет 0.5 плюс 0.5, а я нутром чую, что литр, а математически выразить не могу!

Сдают экзамены в Военной Академии Чапаев, и Котовский. Чапаеву задают вопрос:
— Как называются документы, удостоверяющие личность?
Котовский шепчет:
— Ман-да-ты!
Чапаев поворачивается:
— Тебе уши обрезать — вообще на зал*пу похож будешь!

В отряд Чапаева прислали из Москвы гранату нового образца. Василий Иванович с Петькой сели в избе за стол, начали изучать инструкцию по эксплуатации. Вдруг — на село налетают «белые», Василий Иванович с инструкцией прыгает в один окоп, а Петька с гранатой — в другой. Василий Иванович кричит:
— Петька, я тебе буду инструкцию зачитывать, а ты делай, что я говорю!
— Хорошо, Василий Иваныч!
— «Взять гранату в правую руку»…
— Взял, Василий Иваныч!
— «Левой рукой выдернуть чеку»…
— Выдернул, Василий Иваныч!
— А теперь — бросай!
— Лови, Василий Иваныч!

Ползут Анка, за ней Василий Иванович, следом Петька, в разведку.
Василий Иванович достает Анку расспросами:
— Анка, ты случаем в балете не была?
— Не, а чего?
— Да уж больно ноги у тебя красивые…
Василий Иванович опять за свое:
— Анка, ты художественной гимнастикой не занималась?
— Не, а чего?
— Да уж больно фигура у тебя стройная…
Надоело Петьке слушать все это:
— Василий Иванович, а ты пахарем никогда не был?
— Нет, а что?
— Да уж больно борозда после тебя глубокая…

Василий Иванович пришел в гости к Анке. Посидели, выпили… Пора приступать к главному. Василий Иванович говорит:
— Анка, ты раздевайся и ложись в постель, а я пойду в ванную, приготовлюсь.
Анка легла, ждет. Проходит 15 минут, полчаса… Сгорая от нетерпения, Анка встает, подходит к ванной и заглядывает в щелку. Видит — голый Василий Иванович размахивает своим маузером и угрожающе кричит:
— Именем революции, ВСТАТЬ!!!

Пришел Петька к Анке, смотрит в прихожей сабля именная Василия Ивановича стоит. Вздохнул, подумал и забрал саблю.
Утром комдив строит дивизию и кричит:
— Кто взял мою саблю? Кто взял мою саблю? — подходит к месту где стоит Петька и говорит — Петька, кто взял мою саблю?
— Василий Иванович, — говорит Петька — Не слышно на этом месте, что ты говоришь, совсем. Вот станьте на мое место.
Становится Василий Иванович на место Петьки, а тот выходит к строю и кричит:
— Кто вчера имел Анку? Кто вчера имел Анку? — подходит к Василию Ивановичу — Ну как?
— Ты знаешь Петька, и правда плохо слышно.

Выпустил Василий Иванович приказ, если от кого учует запах алкоголя — на хрен к стенке. На следующее утро все строятся, все трезвые, один Петька в сиську пьяный. Василий Иванович к нему с наганом, а от него не пахнет. Василий Иванович:
— Петька, поделись секретом, а то выпить охота, а перед ребятами неудобно.
— Василий Иванович, все просто — метод клизмы.
Василий Иванович пошел в сортир, час нету, два, три. Выходит. Петька:
— Ты чего так долго, Василий Иванович?
Василий Иванович:
— Так с огурцом долго возился…

Василий Иванович:
— Темно, как у негра в жопе, простите — в заднице.
Петька:
— Все Василий Иванович знает, везде побывал…

Идут по пустыне Василий Иваныч и Петька. Голодные, как собаки. Вдруг видят — полуобглоданый пряник в песке валяется. Василий Иваныч говорит:
— Слушай, Петька, давай с тобой в базар поиграем, а то просто так сожрем пряник, быстро, и никакого кайфа.
— А как это?
— Просто, Петька. Ты пойди, пошарься по пустыне, камушков пособирай. Потом придешь и скажешь: «Взвесьте мне пряник». Я тебе пряник продам, и мы его вместе зарубаем.
Ну, значит, ушел Петька. Приходит минут через 10, и к Василию Иванычу:
— Василий Иваныч, продай пряник.
Василий Иваныч (дожевывая):
— Извини, Петька, кончились пряники.

Петька:
— Чапаев, что такое оргия?
— Ну, это почти то же самое, что мы устраиваем по ночам после каждой победы над врагами.
— Это значит, — рассуждает Петька, — вы с Анкой голые на столе, а я у дверей на карауле?
— Так, — соглашается Чапаев. — Только при оргии тебе бы тоже надо раздеться.

Анка вернулась из города. Подходит к ней Петька.
— Ну как? Купила чего нибудь?
— Да, вот пояс женский себе купила.
— Покажи.
Анка приподнимает юбочку, Петька заглядывает и падает на пол корчась в судорогах от хохота. Заходит Василий Иванович. Удивляется что такое с Петькой. Анка рассказывает ему про новый пояс, показывает… Теперь уже лежат оба. Заходит Фурманов. Смотрит на Василия Ивановича с Петькой.
— Аня, что это с ними?
— Да вот, показала им свой новый женский пояс, а они не слова не говоря и упали.
Ну, Фурманову тоже интересно посмотреть чего там такого в этом поясе. Анка долго мнется, наконец приподнимает юбочку… Фурманов заглядывает, и будучи человеком интеллигентным, естественно сдерживается. Только руки трясутся.
— Понимаешь Аня, этот пояс нужен чтобы чулки пристегивать, а не губы…

Поехал как то Петька на сафари, поохотились значит, сидят все охотники ночью у костра и хвалится кто кого подстрелил. Один говорит — "Я сегодня 10 бегемотов завалил", другой, — "А я 16 жирафов", третий — "Да я 25 львов голыми руками валил". Ну дошла очередь до Петьки спрашивают его — "А ты кого подстрелил?" Петька:
— Да так, 47 ноу серов.
— А кто это? — спрашивают его
— Да ноу сер, что вы не знаете что?
— Да не знаем мы
Петька:
— Да ноу сер и всё тут.
Ну ладно решили проследить за ним. Встали утром, Петька раньше всех ушел на охоту, подождали немного и за ним. Смотрят ползёт по камышам тихонько так, крадучись, ему на встречу негр, Петька вскидывает ружьё и прямо на негра его направляет, тот:
— НОУ СЕР, НОУ СЕР
Петька Бабах из ружья:
— 48-й ноу сер.

Петька и Василий Иванович.
Петька:
— Василий Иванович, рассказать анекдот?
Василий Иванович:
— Да ну тебя! Ты же опять сейчас начнешь про русского и татарина.
Петька:
— Да нет! Честное слово!
Василий Иванович:
— Ну, рассказывай!
Петька:
— Идут по степи два негра. Один — русский, другой — татарин…

Чапаев Петьке:
— Ты, Петька, не смотри, что я твой командир — ты не стесняйся! Я сижу чай пью — и ты заходи чай пей! Я сижу водку пью, шашлыком закусываю — и ты заходи чай пей!

В детстве я читал русскую народную сказку. Там у всех персонажей было имя-отчество: кот — Котофей Иванович, лиса — Лизавета Ивановна, волк — Вольдемар Иванович, медведь — Михаил Иванович… Вот читал и думал: "А Иван-то не промах!"

Сидит Василий Иванович, бреется. Вдруг звонит звонок. Он открывает дверь, на пороге стоит изысканно одетая девушка.
— Питер дома?
— Чего?
— Питер дома?
— Петька, что ли? Нету!
— Передайте ему, что у меня сегодня вечером дебют. Пусть приходит поближе познакомиться со своим идеалом.
Вечером приползает пьяный Петька. Василий Иванович ему:
— Слышь, Петька! Твоя бл*дь заходила, сказала, что ты п*дор, что ее сегодня вечером *бут и чтоб ты
приходил со своим одеялом!

Петька, Чапай и Фурманов пошли в разведку. Уже ночью подползли к усадьбе, где возможно были белые. Сидят в кустах.
Чапай говорит:
— Ну что, Фурманов, дуй к усадьбе, оцени обстановку.
Уполз. Возле входа вскакивает и вдруг БАХ! — падает.
— Ну теперь ты, Петька!
Петька тоже уполз. Возле входа вскочил и БАХ! — упал.
— Эх, молодежь…
Пополз как змей — тихо-тихо… Возле входа, маузер в руку, вскакивает на порог БАХ! БАХ! БА-БАХ! — лежит.
Голос Фурманова:
— Ну Чапай дает! Три раза на грабли наступил!

Василий Иванович к конюшне подходит, слышит там Петька с Анкой понятно чем занимаются. Стучит в дверь, орет открывайте. Петька быстренько подкоп сделал, Анка вылезла, Петька дверь открывает, Василий Иванович вбегает:
— Петька! Ты чем это тут занимался?
— Чем-чем! Какал я тут! — показывает на лошадиную лепешку.
— Да? Дак ведь говно-то лошадиное!
— Дак ты ж по-человечески посрать не дал!

Уехал как-то Петька на Тибет, всяким восточным штукам учиться. Приезжает через год, а Василий Иванович ему:
— Ну, показывай, чему научился.
Петька напрягается, и стоящий посреди комнаты дубовый стол сам взлетает к потолку.
— Не, Петька, это ерунда! А вот ты сделай, чтобы сейчас во двор выскочил голый Котовский с гармошкой!
Петька тужился-тужился — ан нет! Не получается! Расстроился он, и уехал обратно. Приезжает еще через год — а Василий Иваныч к нему с той же просьбой. И опять ничего не выходит. Расстроился Петька совсем и опять уехал.
Приезжает еще через год, и опять к нему Василий Иваныч:
— Ну что, теперь сможешь?
Петька напрягается, стоит так минут пять — вены на лбу вот-вот полопаются… Вдруг во двор выскакивает плачущий голый Котовский с чугунным радиатором в руках:
— Ну нету у меня гармошки, нету!

Петька прочитал объявление, что меняется 3-комнатная благоустроенная квартира на любую жилплощадь. А у них с Анкой — коммуналка. Пришел по адресу, открывает Василий Иванович:
— Здорово, Петька, проходи, смотри.
Он осмотрел квартиру, она шикарная! Вдруг Петька захотел в туалет, подошел к двери, дергает, а она не открывается.
Василий Иванович говорит:
— Петька, да ты свет-то включи, тогда и дверь сама откроется.
Петька зашел в туалет, сделал свои дела, дверь захлопнулась и не открывается. Он стучался, стучался, а Василий Иванович ему кричит:
— Петька, ты забыл за собой смыть.
Он смыл, дверь и открылась.
— Василий Иванович, ты что это такую отличную квартиру меняешь?
— Да ты знаешь ведь, Петька, как у нас бывает, то воды нет, то света…

Бегут от белых Василий Иванович и Петька. Смотрят, посреди поля дерево. Петька на дерево залез, а Василий Иванович не помещается. Бегал, бегал около дерева и нашел шкуру собаки и залез под нее. Тут белые пробегают и кричат:
— О, собачка! Кинь ей хлебушка!
Ну, Василий Иванович как бы руками и съел. Белые попадали и плачут:
— Кинь ей еще хлебушка!
Василий Иванович опять руками хлебушек к себе подтянул и как бы съел. Тут белые опять посмеялись и побежали. Тут Петька с дерева падает в слезах и в смехе. Василий Иванович спрашивает:
— Чего случилось-то?
Петька отдышавшись говорит:
— Да ты, Василий Иванович не той стороной хлеб жевал!

— Василий Иванович, а ты на рояле сыграть можешь?
— Могу, Петька.
— А на баяне можешь?
— Могу Петька.
— А на трубе?
— Нет, Петька не могу, с нее карты падают.

Василий Иванович отправляет Петьку на курсы повышения квалификации и делает наставления.
— Если учишься нормально, то так и пиши, а если, скажем, загулял, по женщинам то пиши, мол, хожу на охоту, чтобы враги не догадались.
Уехал Петька. Прислал письмо: "Прилежно учусь, рез в неделю хожу на охоту".
Второе письмо: "Совмещаю учебу с охотой три раза в неделю".
Третье письмо: "Учиться некогда. Круглые сутки на охоте".
Последнее письмо: "Поломал ружьё. Снова учусь".

Встречаются два студента КПИ — толстый и худой. Худой говорит — как ты умудряешься на стипендию так упитанно выглядеть, что ты кушаешь? Толстый отвечает: да есть, мол, у меня шкура обезьянья, я иду в зоопарк, шкуру одеваю, и меня все кормят, думая, что я — обезьяна. Вечером притворяюсь мертвым, меня и выбрасывают из зоопарка, я шкуру снял — и домой!
Худой, со слезами на глазах, — друг, дай шкуру на денек — очень кушать хочется! Толстый дал.
Приходит худой в зоопарк, шкуру надел, и кайфует — все его кормят — булки, бананы… Вечером прикинулся мертвым. Идут две уборщицы. Натыкаются на "мертвую" "обезьяну". Одна другой и говорит: слушай дохнут и дохнут эти обезьяны. Зачем их выбрасывать, давай лучше львам скормим! — так и сделали.
Лежит наш студент во рве у львов. Идут львы. Один говорит: Смотри, — обезьяна, съедим? Другой лев ему: ты чё, дурак — это ж Петька с 3-го курса!!!

Пошли Чапаев с Петькой на разведку к белым. Взяли шкуру коровы, и надели на себя: Чапаев сзади, а Петька спереди. Идут белые — видят корова. Один говорит:
— Глянь, какая худая. Давай дадим ей поесть.
Принесли ей покушать сена. Петька, чтобы не засветиться съел все это. А Чапаев стоит сзади, хвостом помахивает и втихомолку угорает. Петька покушал сена и вдруг начал тоже смеяться. Чапаев спрашивает:
— А тебе, Петька, почему смешно?
— Да, видишь ли. Там, кажется, быка ведут…

Загорают на берегу реки Петька и Василий Иваныч. Смотрят — на другом берегу загорают две бабы. Василий Иваныч говорит Петьке:
— Сплавай на тот берег, узнай, как там и что, может уломаешь, и сообщи мне.
Приплыл Петька, Василий Иваныч смотрит — Петька написал на большом листе: "Обедают". Василий Иваныч обломался и ушел домой. Через некоторое время входит Петька и орет:
— Ты чего не приплыл?
— Так ты же написал, что они обедают.
— Да не обедают, а обе дают!

Решил Василий Иванович подзаработать. Устроился на золотоносный рудник. Через год возвращается — весь в цепях, мерс 600, куча девок вокруг… Петька естественно:
— Василий Иванович ты как так разжиться смог?
— Понимаешь Петька, вот надобываешь золота, а перед тем как уйти из шахты, кусочек в рот, кусочек в нос, кусочек в задницу… Так вот и нажил…
Петька решил тоже подзаработать. Год его ждет Василий Иванович, второй — нету Петьки. И вот видит как-то раз Василий Иванович такую картину. Едет огромная машина с толстенными свинцовыми стенами, а за решеткой сидит Петька. Василий Иванович естественно:
— Петенька что случилось?
— Да вот Василий Иванович, попал я на урановый рудник. Кусочек в рот, кусочек в нос, кусочек в задницу… Однажды пернул — так взрывной волной полшахты снесло. Теперь на полигон посрать возят!


Блондинка Вовочка Гарри Поттер Гена и Чебурашка Змей Горыныч Илья Муромец Лёха Маугли Панк Петрович Поручик Ржевский Пушкин Рабинович Шерлок Холмс Штирлиц